VIN TOP

Новости

Стоит ли решать за дунганскую общину, где и как ей жить?

С подачи депутата парламента Бахытбека Смагула, который побывал на месте трагических событий и поделился своими впечатлениями с казахскими СМИ, в соцсетях были растиражированы вопросы-упреки, адресованные дунганской общине в Кордайском районе 14.02.2020 / политика и общество

Женис Байхожа, camonitor.kz, 13 февраля

С подачи депутата парламента Бахытбека Смагула, который побывал на месте трагических событий и поделился своими впечатлениями с казахскими СМИ (abai.kz и другие), в соцсетях были растиражированы вопросы-упреки, адресованные дунганской общине в Кордайском районе. Возможно, мажилисмен и член партии "Nur Otan" и не преследовал такую цель, но многие национально озабоченные граждане бросились козырять ими в качестве оправдания "акции мести", устроенной в ночь с 7 на 8 февраля.
Вот основные вопросы-упреки.
1.Почему дунгане живут обособленно, как бы сами по себе? (Некоторые горячие головы, заявляя "попробовали бы они жить в другой стране анклавом, не зная государственного языка", вообще предлагают расселить их, "разбавить" представителями других национальностей).
Но почему мы должны отказывать представителям немногочисленного этноса (всего-то чуть больше 60 тысяч человек, или 0,35 процента населения Казахстана) в праве на компактное и даже обособленное проживание? Может, для них это единственный способ сохранить свою национальную идентичность, язык, традиции, не раствориться? Вы же не станете настаивать на том, чтобы казахов, живущих в Узбекистане, Монголии, России, лишили аналогичного права?
Года три назад на сайте "Радио Азаттык" было опубликовано интервью с нашим соплеменником из Астраханской области. Приведу его слова: "Казахи проживают компактно, и это позволяет сохранить казахский язык в чистом виде; много аулов, где казахи составляют более 70 процентов населения". Мало того, во многих таких селах местную власть почти сплошь составляют наши "бауырлар". Взгляните на персональный состав, например, аппарата Алтынжарского сельсовета той же Астраханской области. Кстати, доля казахов в общей численности населения РФ чуть больше, чем у нас доля дунган – 0,45 процента.
Вообще, районы компактного проживания тех или иных этносов есть во многих странах мира. Например, Брайтон-Бич в США: три четверти его жителей составляют выходцы из бывших стран СССР, преимущественно из России и Украины. Причём примерно 35 процентов их либо плохо владеют, либо вовсе не владеют английским языком. И ничего, живут, а до их обособленности никому нет дела. Есть там и латинские кварталы. А "турецкие районы" в Германии? А разбросанные по всему миру чайна-тауны?
Конечно, было бы хорошо, если бы дунганская община более активно интегрировалась в общеказахстанский социум. Но такая интеграция должна быть не принудительной, а осознанной. Тем более что в нашей Конституции есть статья, в которой прямо говорится: "Каждому, кто законно находится на территории Республики Казахстан, принадлежит право свободного передвижения по её территории и свободного выбора местожительства".
Если же кому-то так сильно хочется "разбавить" дунганское население Масанчи и ряда других сел, то флаг в руки – поезжайте, обустраивайтесь. Только не забывайте, что это в 260 километрах от Алматы и вдвое дальше от областного центра. И что там придётся пахать, чтобы обеспечить себе более или менее достойное существование.
2. Почему дунганские юноши не служат в казахстанской армии?
Если это действительно так, то нужно выяснить причины. Может, даже организовать специальную и тщательную проверку.
В Казахстане существует всеобщая воинская обязанность, но на срочную службу ежегодно призывают в среднем лишь каждого пятого парня, достигшего 18-летнего возраста, – больше нашим Вооруженным силам, которые на 70 процентов укомплектованы контрактниками, не требуется. Поэтому даже некоторые рвущиеся в армию молодые люди (в том числе затем, чтобы впоследствии не возникло проблем с поступлением в полицию, другие силовые структуры) не могут туда попасть. Если дунганских юношей по каким-то причинам не призывали – это одно дело, если призывали, но они "откосили" благодаря подкупу работников военкоматов или членов медкомиссий – совершенно другое. Но в любом случае нужно проверить сам факт (депутат мог оперировать недостоверной информацией), и, если он подтвердится, то изучить причины.
Допустим, эти ребята пойдут служить. Боюсь, что в таком случае найдётся немало тех, кто опять станет возмущаться, но теперь уже по другому поводу: почему дали боевое оружие в руки представителей этноса, "не уважающего казахский народ", "склонного к сепаратизму" и т.д. А обвинения в неуважении и стремлении отделиться звучали в последние дни очень часто. Например, некоторые приводили такой факт: "каждый год Ассоциация дунган Казахстана направляет 60–70 молодых людей на учебу в такие вузы Китая, как Северо-Западный университет, Сианьский университет иностранных языков, Ланьчжоуский университет". После чего сопровождали его следующим комментарием: "но мы не знаем, чему их там учат". (Хотя можно предположить, что учат примерно тому же, чему и 12 тысяч представителей казахской молодежи, получающей высшее образование в КНР). Возможно, в приведенном выше факте тоже кроется одна из причин: учеба в вузе, тем более зарубежном, – вполне легальный способ избежать необходимости тянуть солдатскую лямку.
Кстати, пока писались эти строки, стало известно, что дунганская община опровергла слова мажилисмена. Она сообщила, что "только в последнюю призывную кампанию и только из села Масанчи отправились служить в казахстанскую армию более 20 дунган".
3. Почему дунганские мечети и муллы не подчиняются Духовному управлению мусульман Казахстана, как все остальные мечети страны? Почему уағызы произносятся только на дунганском языке, который казахи не понимают? Почему не применяется государственный язык страны?
А вот это уже вторжение на чужую территорию.
Первое. Свобода совести, провозглашенная нашей Конституцией, подразумевает, что любой гражданин может поклоняться любому богу, общаться с ним и единоверцами на любом языке, и никто не вправе навязывать ему ни иерархов, ни какую-то иерархию. Слова "подчинение", "подчиняться" здесь абсолютно неуместны. В казахстанском законе, регулирующем эту сферу, чётко сказано: "Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". Отсюда вытекает, что ислам – не государственная религия, а ДУМК – не та структура, которой кто-то обязан подчиняться. Кроме того, в законе черным по белому написано: "В Республике Казахстан могут создаваться и действовать религиозные объединения со статусом: местные, региональные и республиканские". Достаточно пятидесяти верующих, чтобы создать местное религиозное объединение и жить по своему уставу.
Второе. Чтобы найти слова, которые дойдут до сердца каждого прихожанина, проповедник (готовящий, а затем читающий уағыз) должен искусно владеть языком, на котором он будет общаться с верующими, знать все его нюансы и оттенки. Даже освоив на приличном уровне разговорный казахский, тот, кто изначально не является его носителем, не сможет донести на нём до своей паствы глубинный смысл того, что хочет сказать. Практически невозможно, думая на одном языке, творить (а выступление с проповедью, как и, например, написание рассказа или очерка – акт по сути своей творческий) на другом.
А, может, кто-то хочет обязать дунган не только говорить, но и думать на казахском языке? Но как тогда быть с действующей в нашей стране законодательной нормой, которая гласит: "Каждый гражданин Республики Казахстан имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества"?
Ну а тем, кто горит желанием понять, что они там говорят в своих проповедях, можно дать только один совет: учите дунганский!
4. Почему дунгане не празднуют Наурыз — государственный праздник страны?
Спросите ещё у некоторых граждан США, почему они не отмечают День благодарения, который тоже является государственным праздником. Или почему в соседней России сторонники коммунистов и люди, ностальгирующие по СССР (а таких там десятки миллионов), откровенно игнорируют День народного единства.
Любой праздник, отношение к любой дате – дело сугубо личное и добровольное. Одни отмечают наступление Нового года 31 декабря, другим милее Наурыз, третьи ориентируются на восточный календарь. Кто-то 9 мая выходит на шествие "Бессмертного полка", кто-то дома со слезами на глазах смотрит фильмы о войне, а кто-то идёт возлагать цветы к памятнику Мустафе Шокаю. Это и есть свобода выражения мнения, чувств и всего прочего.
А заставить кого-то праздновать против воли – несусветная глупость. Или вы хотите возвращения советских времен, когда нас принуждали выходить на демонстрации, изображать радость и воодушевление 1 мая и 7 ноября?

Об этом сообщает Роспрес



Источник: “http://nomad.su/?a=3-202002140028”

Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ